Ноам Хомский: «Мы мчимся к пропасти и полны решимости в нее рухнуть»

Advertising

Ноама Хомского называют Эйнштейном в лингвистике. В своей области науки он тоже совершил революцию. А еще он самый цитируемый ученый современности, неукротимый критик западной идеологии, бунтарь и борец против мирового насилия.

В The New York Times как-то Хомского назвали «возможно, самым важным из живущих сегодня интеллектуалов». Настолько сильны его энергия, размах и влияние идей.

Несмотря на свой преклонный возраст — 90 лет, он по-прежнему преподает, пишет книги и статьи, дает интервью. Хомский сам отвечает на письма и может назначить встречу прямо в столовой студенческого городка. Он не особо придает значение условностям.

Мы выбрали несколько ярчайших цитат из книг и интервью Ноама Хомского о смысле, жизни, современных технологиях и некоторых (часто нелицеприятных) особенностях нашей психологии.

«На глобальном уровне мы мчимся к пропасти и полны решимости в нее рухнуть, что резко снижает наши перспективы на достойное выживание. <…> На самом деле причины две. Первая – это экологическая катастрофа, которая неизбежна, и у нас осталось совсем мало времени, чтобы попытаться с ней справиться. Мы движемся в неверном направлении. Другой – уже 70 лет. Это угроза ядерной войны, которая сейчас нарастает. Если вы внимательно посмотрите на эту проблему, то увидите, что мы выжили только чудом».

«Смысл жизни определяется тем, как вы пользуетесь ею, во что ее превращаете. Никакого иного смысла у жизни – человеческой, собачьей, бактериальной – просто нет. Вы сами решаете, в чем состоит смысл вашей жизни, – а стало быть, отчасти властвуете им».

«Везде, от поп-культуры до пропаганды, людей постоянно стремятся убедить в том, что они совершенно беспомощны, и лучшее, что можно сделать, – соглашаться с правильными решениями вышестоящих органов и потреблять, потреблять, потреблять».

«Оптимизм – это стратегия. Если вы не верите, что лучшее будущее возможно, вы никогда не сделаете шаг, который приведет к тому, чтобы будущее было лучше. Если вы считаете, что нет надежды, ее не будет. Выбор за вами».

«Психотерапевты знают, чувство вины — багор, которым легко поддеть даже самую сильную личность. Владеющий багром, как сплавщик, направляет массы бревен в нужный поток. Если СМИ заставляют человека поверить в собственную вину по поводу всех окружающих его несчастий, тогда проще отвлечь его от борьбы за экономические и политические права. Самоуничижение приводит к апатии и бездействию».

«У продюсера популярного ток-шоу спросили, почему они никогда не приглашают меня. Было два ответа: «Он говорит по-турецки, никто не понимает». Второй: «Ему не хватает лаконичности», – и с этим я согласен. Если ты хочешь поддержать религию в эфире, ты успеешь сделать это между двумя рекламными паузами. А если хочешь усомниться, то в рекламу тебе не втиснуться».

«Система образования — фильтр, который отсеивает тех, кто не умеет подчиняться. Говорить одно, а думать другое. Тех, кто не справляется с желанием сказать учителю: «Ты дурак». Потому что от них потом и на работе будут одни хлопоты».

«Мы теряем детство. Учителей заковывают в рамки инструкций. Детей заковывают в рамки тестов и экзаменов. Если все обучение сводится к подготовке к экзамену и его сдаче, никто ничему не научится».

«Порицая преступления, совершенные другими, мы часто испытываем такое уютное, приятное чувство: уж мы-то – хорошие люди, совсем не то, что эти негодяи. Особенно часто так бывает в тех случаях, когда мы ничего не можем поделать с преступлениями «негодяев», и все, что нам остается — принять впечатляющую позу громкого осуждения безо всяких потерь для себя».

«Доступ к Интернету — великое благо. Однако информация эта мимолетна и призрачна. Если вы не знаете точно, что ищете, если не сохраняете найденного, не подыскиваете верного контекста — считайте, что потратили время впустую».

«Никакого смысла нет иметь доступ к необъятным данным, если вы не способны разобраться в них. А для этого нужно думать, рассуждать, изучать. Полагаю, в сегодняшнем мире способности к этим действиям постепенно увядают. Измерить степень деградации нельзя, но бьюсь об заклад: именно деградация ныне и происходит».

«Лицемер — это тот, кто прикладывает к другим стандарты, которые отказывается применять к себе».

«Реальность отличается от того, как мы ее себе представляем. Очень немногие смотрят на себя в зеркало и говорят: «Передо мной чудовище». Поговорите с руководителем крупной корпорации, и он скажет, что работает по двадцать часов в сутки, чтобы обеспечить своим клиентам лучшие товары и услуги. Но если присмотреться, то его компания — это адское неравенство в оплате и условиях труда».

«Человеческому роду, может быть, около 100 тысяч лет, и он в настоящее время переживает уникальный момент в своей истории. Этот род находится сейчас в положении, в котором ему очень скоро, в течение последующих поколений, предстоит решать, будет ли этот эксперимент так называемой разумной жизни продолжаться или мы решим его уничтожить».

Источник

Posted by Елена/Posted ago
ОБЯЗАТЕЛЬНО CМОТРИТЕ:
Загрузка...
Загрузка...

Самое популярное

Загрузка...